Онлайн-опрос среди мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ), о здоровье, сексе и отношениях решено продлить.

В этот раз в исследовании принимает участие не только вся Европа, включая Россию, Украину и Белоруссию, но и страны за пределами континента, в том числе Канада и Филиппины. Такого глобального исследования не было уже 7 лет, и новых результатов с нетерпением ждут по всему миру, рассчитывая получить информацию, необходимую для борьбы с ВИЧ и другими инфекциями. Впрочем, промежуточные итоги EMIS 2017 уже можно подвести.

Руководитель проекта LaSky Андрей Белоглазов и социолог проекта Татьяна Казанцева рассказали о том, что показал первый месяц опроса.

– Насколько я помню, исследование должно было закончиться еще до Нового года. Почему его решили продолжить?

Андрей Белоглазов (АБ): Прежде всего, скажу, что мы уже выполнили свой план, собрали хорошие данные по России. Наши коллеги, которые возглавляют исследование, отметили, что у нас правильно построена информационная кампания, которая помогла нам сделать эту работу одними из первых. Но не везде люди так же хорошо и охотно отвечают, как у нас, поэтому сейчас исследование продолжается. Организаторы ждут другие страны.

– Хорошие данные – это какие?

Татьяна Казанцева (ТК): По сравнению с 2010 годом мы набрали выборку на 1200 человек больше. Это связано и с общей профилактической активностью, и с тем, что люди, несмотря на достаточно агрессивную гомофобную среду, не боятся пользоваться сайтами, информацией, ищут ее, не боятся принимать участие в исследовании. Это говорит о том, что люди стали более активными и более ответственными по отношению к своему здоровью.

– Есть какие-то практические подтверждения этому?

ТК: Да. Для нас важно, что опрос сработал и в плане продвижения информации. В анкете был целый блок вопросов по доконтактной и постконтактной профилактике. И даже если человек раньше не знал, что это такое, то, заполнив опросник, он об этом узнает. И по результатам опроса к нам стали приходить люди, которые стали спрашивать, что это такое, есть ли это в России, как им это получить и использовать. То есть у исследования появилась такая вот просветительская функция.

АБ: И в том, что люди стали задавать вопросы, есть как минимум один важный плюс. Теперь многие знают, что если произошла какая-то авария, например, порвался презерватив, есть 72 часа на то, чтобы принять терапию. В анкете, естественно, не обсуждалось, как ее получить, поэтому они приходят вот с таким вопросом. И параллельно, конечно, тестируются.

– Что необычного вам удалось узнать за время опроса?

АБ: Ну, например, было такое: специалист, который курирует исследование от Института Роберта Коха в Берлине, написал нам письмо с просьбой объяснить, почему больше тысячи израильтян ответили на российскую анкету – и по-русски, и на иврите. Они заходили через разные сайты под именем LaSky. Когда мы стали разбираться, выяснилось, что в Израиле есть организации, которые работают под нашим брендом. Кроме того, мы поняли, что в России сейчас живет много тех, кто имеет двойное гражданство. А израильтяне ответили, что у них большое количество выходцев из бывшего СССР, которые до сих пор имеют тесные связи с Россией, в том числе пользуются нашими ресурсами по профилактике ВИЧ и других инфекций.

ТК: Вообще русский язык показал себя как один из важнейших языков Европы. На нем отвечали жители семи стран. В Израиле – самая высокая доля, о чем уже сказал Андрей, но на самом деле анкеты на русском заполняли и на других континентах, например, в Канаде. Всего на русском языке заполнено больше 8000 анкет. И можно с гордостью говорить, что по количеству ответов мы на шестом месте после Германии, Италии, Франции, Великобритании и Испании и обошли даже таких традиционных «гигантов», как Швецию и Нидерланды. Что касается гендерных параметров, среди тех, кто принял участие в этом масштабном исследовании, конечно, подавляющее количество мужчин (98%), но в числе ответивших на русскоязычную анкету есть и более 1200 трансгендеров.

– А если вернуться конкретно к России, какого охвата в этот раз удалось добиться?

АБ: Нас потрясает и радует, что в этот раз наша страна снова представлена почти всеми регионами. И потрясает, что наше гей-сообщество вот так активно отреагировало на достаточно сложную анкету, потому что вопросов в ней много, и времени тоже нужно немало – порядка 15-20 минут.

ТК: Что касается активности российских регионов, лидируют, естественно, Москва, Санкт-Петербург и Московская область. А вот за ними, что интересно, с небольшим отставанием следуют Свердловская область и Краснодарский край. Кубань для нас – неожиданный лидер, поскольку в этом регионе, по нашему опыту, довольно сильные гомофобные настроения, а тут он вдруг – на пятом месте по заполняемости анкет, даже выше, чем Ленинградская область.

– Как люди узнавали о том, что проводится опрос? Я знаю, в этот раз вы сделали ставку на мобильные приложения.

ТК: Да, мы работали с каждым мобильным приложением индивидуально. Где-то наши послания были более масштабными, где-то покороче, но почти все они сработали. В Hornet мы размещались три раза, и два из них принесли нам по тысяче респондентов за вечер. Grindr принес нам около 200 анкет за вечер. Это два главных приложения. По другим, например, BlueSystem, таких активных откликов не было.

АБ: С интернет-порталов цифры тоже были небольшими. И благодаря этому опросу мы сделали для себя вывод, на какие ресурсы лучше опираться, устраивая информационные кампании, узко направленные на наше сообщество.

– Когда появятся подробные итоги EMIS? И что вы ожидаете там увидеть?

ТК: Обсуждение предварительных результатов исследования состоится уже в апреле. Мы очень ждем эти данные. В 2010 году только 3,6% респондентов ответили, что они ВИЧ-положительны. И сейчас нам очень интересно знать, как изменился этот процент в 2017 году. Мы будем внимательно смотреть и на другие показатели, в том числе на употребление наркотиков, психоактивных веществ, групповой секс – то есть на все современные поведенческие тренды. И, конечно, внимательно изучим знание и отношение к доконтактной и постконтактной профилактике – есть ли потребность, есть ли барьеры, каков уровень использования презервативов и средств защиты, а также все, что связано с эмоциональным состоянием – уровнем депрессии, беспокойства, как это влияет на качество жизни МСМ и их безопасное сексуальное поведение.

АБ: Всем, кто еще не прошел опрос, важно это сделать. Чем больше ответов мы соберем, тем точнее и объемнее будет общая картина, которую мы получим. Если мы соберем достаточно данных, это позволит сделать профилактику более эффективной и адресной. Мы сможем отстаивать необходимость нашей работы перед государством, а также привлекать внимание международных организаций, которые занимаются вопросами ВИЧ.